Яндекс.Метрика

Реферат на тему "Государственный капитализм" - Бухгалтерский аутсорсинг. Налоговый консалтинг. Бухгалтерский тренинг

Перейти к контенту

Главное меню:

Реферат на тему "Государственный капитализм"

Тренинг > Рефераты

Содержание

Введение

Классический государственный капитализм
Государственный капитализм в России начала ХХ века
Современный государственный капитализмЗаключение
Список литературы

Введение.

Организация хозяйства, когда государственный аппарат управления тесно сращивается с крупным капиталом и помогает ему вести борьбу с конкуренцией как внутри государства, так и вне — называется государственным капитализмом [8].

Существование такого государственного капитализма в современной России является очевидным фактом. Тем не менее, высшее руководство страны отрицает не только своё участие в создании государственного капитализма, но отвергает даже возможность такой организации хозяйства.
В ежегодном Послании Президента РФ Федеральному Собранию Владимир Путин заявил: «Для населения развитых стран, да и многих развивающихся государств, привычным стал постоянный рост потребления, расширение жизненных и культурных возможностей. Но обеспечить продолжение такого роста в современном мире можно только с выходом на новый технологический уклад, а вот с этим во многих частях света заминка. Страна, которая не сможет пробиться в круг создателей новых новаторских технологий, обречена на зависимое положение.
Реальное изменение структуры экономики, создание новых и возврат лидерства в традиционных промышленных отраслях, развитие малого и среднего бизнеса - это ключевые вопросы. В центре новой модели роста должны быть экономическая свобода, частная собственность и конкуренция, современная рыночная экономика, а не государственный капитализм» [1].
Чуть ранее, выступая в должности Председателя Правительства Российской Федерации на пленарном заседании X Международного инвестиционного форума «Сочи-2011» Владимир Путин также высказывался против государственного капитализма. «Наш бизнес становится более зрелым и подчас уже не нуждается в дополнительной опеке. Именно поэтому необходимо расширять полномочия саморегулируемых организаций, предоставлять им возможность самим наводить порядок в деловой среде. Надо предпринимать и другие шаги по сокращению необоснованного присутствия государства во всех сферах экономики, в том числе постепенно выходить из капитала госкомпаний. «Мы – ещё раз хочу это подчеркнуть, всегда подчеркиваю на разных уровнях – не собираемся создавать государственный капитализм» [2].

Но, как известно, государственный капитализм – это комплекс государственных мероприятий, направленных на ускорение экономического развития страны [12].
Получается, что и Президент, и Председатель Правительства отказываются от этого способа ускорения экономического развития страны.


Будет полезно разобраться в этом вопросе и обратиться, прежде всего, к классической литературе. Работы рассматриваются в хронологическом порядке.

1
. Классический государственный капитализм

Делаются попытки превратить учение Маркса в безвредную икону, искажается революционная сторона его учения, выдвигается на первый план и прославляется то, что приемлемо или что кажется приемлемым для буржуазии. При такой неслыханной распространённости искажений марксизма, наша задача состоит в восстановлении истинного учения Маркса о государстве, для этого необходимо приведение целого ряда длинных цитат из сочинений Маркса и Энгельса [6].

Первоначальное накопление капитала представляет собой уничтожение частной собственности, покоящейся на собственном труде.
Частная собственность, как противоположность коллективной собственности, существует лишь там, где средства труда и внешние условия труда принадлежат частным лицам. В зависимости от того, являются ли эти частные лица работниками или неработниками, изменяется характер частной собственности.
Частная собственность работника на его средства производства есть основа мелкого производства. Этот способ производства исключает разделение труда внутри одного и того же производственного процесса и совместим лишь с узкими первоначальными границами производства и общества.
Превращение индивидуальных и раздробленных средств производства в общественно концентрированные означает вытеснение частной собственности, добытой трудом собственника, капиталистической частной собственностью, которая покоится на эксплуатации рабочей силы.
Дальнейшее обобществление труда приводит к развитию кооперативных форм процесса труда в постоянно растущих размерах. Вместе с постоянно уменьшающимся числом магнатов капитала, которые монополизируют все выгоды этого процесса, растёт и возмущение рабочего класса, монополия капитала становится оковами капитала [3].

Присвоение неоплаченного труда есть основная форма капиталистического способа производства. Даже в том случае, когда капиталист покупает рабочую силу по полной стоимости, какую она в качестве товара имеет на товарном рынке, он всё же выколачивает из неё стоимость больше той, которую он заплатил за неё, и эта прибавочная стоимость образует постоянно возрастающую массу капитала.
Существующий общественный строй создан господствующим теперь классом. Продукты общественного труда присваиваются не теми, кто был производителем этих продуктов, а капиталистом.
Средства производства и производство по существу стали общественными. Но они остаются подчинёнными той форме присвоения, которая своей предпосылкой имеет частное производство отдельных производителей, когда каждый, следовательно, является владельцем своего продукта и выносит его на рынок. В этом противоречии содержатся все коллизии современности.
Противоречие между общественным производством и капиталистическим присвоением воспроизводится как противоположность между организацией производства на отдельных фабриках и анархией производства во всём обществе.
Насильственная концентрация капиталов совершается во время кризисов посредством разорения многих капиталистов. Механизм капиталистического способа производства не может превращать в капитал всю массу средств производства. Они остаются без употребления, ибо в капиталистическом обществе средства производства не могут вступать в действие иначе, как превратившись сначала в капитал, в средство эксплуатации рабочей силы.

Это противоречие заставляет класс капиталистов обращаться с производительными силами, как с общественными производительными силами.
Периоды промышленной горячки с безгранично раздутым кредитом и последующим крахом предприятий приводят к форме обобществления больших масс средств производства в виде различного рода акционерных обществ.
Некоторые из этих средств производства и сообщения, как, например, железные дороги, сами по себе до того колоссальны, что они исключают всякую другую форму капиталистической эксплуатации. На известной ступени развития становится недостаточной и эта форма. Целая отрасль промышленности превращается в одно сплошное колоссальное акционерное общество, конкуренция внутри страны уступает место монополии этого общества внутри данной страны.

В трестах свободная конкуренция превращается в монополию, а бесплановое производство капиталистического общества капитулирует перед плановым производством грядущего социалистического общества. Правда, сначала только на пользу и к выгоде капиталистов. Но в этой форме эксплуатация становится настолько осязательной, что должна рухнуть. Ни один народ не согласился бы долго мирится с производством, руководимым трестами с их неприкрытой эксплуатацией всего общества небольшой шайкой лиц, живущих стрижкой купонов.

Так или иначе, с трестами или без трестов, государство как официальный представитель капиталистического общества вынуждено взять на себя руководство производством. Эта необходимость превращения в государственную собственность наступает прежде всего для крупных средств сообщения: почты, телеграфа и железных дорог.
Вынужденное огосударствление являет собой особого рода фальшивый социализм. Если государственная табачная монополия есть социализм, то Наполеон несомненно должен быть занесён в число основателей социализма.
Если кризисы выявили неспособность буржуазии к дальнейшему управлению современными производительными силами, то переход крупных производственных предприятий и средств производства в руки акционерных обществ, трестов и в государственную собственность доказывает ненужность буржуазии для этой цели.
Все общественные функции капиталиста выполняются теперь наёмными служащими. Для капиталиста не осталось другой общественной деятельности, кроме игры на бирже, где различные капиталисты отнимают друг у друга капиталы.
Современное государство есть организация, которую создаёт себе буржуазное общество для охраны условий капиталистического производства от посягательств как рабочих, так и отдельных капиталистов. Чем больше производительных сил возьмёт государство в свою собственность, тем полнее будет его превращение в совокупного капиталиста и тем большее число граждан будет оно эксплуатировать.

Общественные силы, подобно силам природы, действуют слепо, насильственно, разрушительно. Это в особенности относится к современным могучим производительным силам.
Когда с современными производительными силами станут обращаться сообразно с их природой, общественная анархия в производстве заменится общественно-планомерным регулированием производства сообразно потребностям как общества в целом, так и каждого его члена в отдельности. Тогда капиталистический способ присвоения, при котором продукт порабощает сперва производителя, а затем и присвоителя, будет заменён новым способом присвоения продуктов, основанным на самой природе современных средств производства: с одной стороны, прямым общественным присвоением продуктов в качестве средств для поддержания и расширения производства, а с другой – прямым индивидуальным присвоением их в качестве средств к жизни и наслаждению.

Когда государство становится действительно представителем всего общества, тогда оно само себя делает излишним. Когда не будет ни одного общественного класса, который надо бы было держать в подавлении, не будет и надобности в особой силе для подавления, в государстве. На место управления лицами становится управление вещами и руководство производственными процессами.
Рядом с огромным большинством, занятым подневольным трудом, образуется класс, освобождённый от непосредственно производительного труда и ведающий управлением трудом, государственными делами, правосудием, наукой, искусством и т.д. Следовательно, в основе деления на классы лежит закон разделения труда. Этот закон отнюдь не исключает применения насилия, хищничества, хитрости и обмана при образовании классов и не мешает господствующему классу, захватившему власть, упрочивать своё положение за счёт трудящихся классов и превращать руководство обществом в усиленную эксплуатацию масс.

Разделение на классы обусловливается недостаточностью производства и уничтожается развитием производительных сил. Упразднение классов предполагает такую ступень развития производства, на которой присвоение особым общественным классом средств производства и продуктов, – а с ними и политического господства, монополии образования и духовного руководства, – не только становятся излишним, но и является препятствием для экономического, политического и интеллектуального развития.
Эта ступень теперь достигнута.
Политическое и интеллектуальное банкротство буржуазии едва ли составляет тайну даже для неё самой, а её экономическое банкротство повторяется регулярно каждые десять лет [4].

Полвека тому назад, когда Маркс писал свой «Капитал», свободная конкуренция казалась подавляющему большинству экономистов «законом природы». Сочинение Маркса доказало, что свободная конкуренция порождает концентрацию производства, а эта концентрация ведёт к монополии. И если тогда это казалось ещё чем-то новым, то теперь для широкого общественного сознания стало само собою разумеющейся истиной, что крупные части хозяйственной жизни изъяты из свободной конкуренции.
Конкуренция превращается в монополию. Получается гигантский прогресс обобществления производства. Производство становится общественным, но присвоение остаётся частным. Гнёт немногих монополистов над остальным населением становится тяжелее.
С ростом концентрации банков увеличивается зависимость крупной промышленности от немногих банковских групп. Вместе с этим развивается связь банков с крупнейшими предприятиями промышленности и торговли посредством владения акциями, посредством вступления директоров банков в правление торгово-промышленных предприятий и обратно.
«Личная уния» банков с промышленностью дополняется «личной унией» тех и других обществ с правительством. Места членов наблюдательных советов предоставляются лицам с громкими именами, а также бывшим чиновникам, которые могут доставить не мало облегчений при сношениях с властями.
Промышленный капитал не принадлежит тем промышленникам, которые его применяют. Распоряжение над капиталом они получают лишь при посредстве банка, который представляет по отношению к ним собственников этого капитала. С другой стороны, и банку всё возрастающую часть своих капиталов приходится закреплять в промышленности. Такой банковский капитал при слиянии банков с промышленностью становится финансовым капиталом.
«Демократизация» владения акциями ведёт не к «демократизации капитала», а к возможности распоряжаться делами общества, владея не слишком большим капиталом, так как мелкие акционеры не имеют никакой возможности принимать участие в общих собраниях. Чем более мелкие акции выпущены, тем меньше контрольный пакет акций.
Система участия основного общества над зависимыми от него обществами не только служит гигантскому увеличению власти монополистов, но и позволяет безнаказанно обделывать какие угодно тёмные и грязные дела, ибо руководители основного общества формально не отвечают за дочернее предприятие.
Правления акционерных обществ легко берётся за рискованные дела. Новейшая техника составления балансов не только даёт им возможность скрывать рискованные дела от среднего акционера, но и позволяет главным заинтересованным лицам свалить с себя ответственность посредством  своевременной продажи акций в случае неудачи.
Самое простое и поэтому всего чаще употребляемое средство делать балансы непроницаемыми состоит в том, чтобы разделить единое предприятие на несколько частей посредством учреждения дочерних предприятий. Выгоды этой системы до того очевидны, что в настоящее время прямо-таки исключением являются крупные общества, которые не приняли этой системы.
Финансовый капитал, концентрированный в немногих руках и пользующийся фактической монополией, берёт громадную и всё возрастающую прибыль от учредительства, от выпуска фондовых бумаг, от государственных займов и т.п., закрепляя господство финансовой олигархии, облагая всё общество данью монополистам.
Капитализм, начавший своё развитие с мелкого ростовщического капитала, кончает своё развитие гигантским ростовщическим капиталом. При застое населения, промышленности, торговли, морского транспорта страна может богатеть от ростовщичества.
Особенно прибыльной операцией финансового капитала является также спекуляция земельными участками в окрестностях быстро растущих больших городов. Монополия банков сливается здесь с монополией земельной ренты и с монополией путей сообщения, ибо рост цен на земельные участки зависит больше всего от хороших путей сообщения с центром города, а эти пути сообщения находятся в руках крупных компаний, связанных системой участий и распределением директорских мест с теми же банками.
Капитализму вообще свойственно отделение собственности на капитал от приложения капитала к производству. Преобладание финансового капитала над всеми остальными формами капитала означает господствующее положение рантье и финансовой олигархии, означает выделение немногих государств, обладающих финансовой мощью [5].

Вопрос о государстве приобретает в настоящее время особенную важность и в теоретическом и практически-политическом отношениях [6]

России грозит неминуемая катастрофа. Капиталисты умышленно и неуклонно саботируют производство, надеясь, что неслыханная катастрофа будет крахом республики и демократизма. А между тем достаточно самого небольшого внимания и размышления, чтобы убедиться в том, что способы борьбы с катастрофой имеются, что меры вполне просты, вполне осуществимы и что меры эти не принимаются только потому, что осуществление их затронет неслыханные прибыли горстки капиталистов.
Происходит повсеместный, систематический, неуклонный саботаж всякого контроля, надзора и учёта, всяких попыток его наладить со стороны государства.
Современный, новейший, республиканско-демократический саботаж всякого контроля, учёта, надзора состоит в том, что капиталисты на словах признают необходимость контроля, но только настаивают на постепенном, планомерном, государственно-упорядоченном введении этого контроля. На деле же этими благовидными словечками прикрывается срыв контроля, превращение его в ничто, в фикцию, игра в контроль, оттяжки всяких деловых и практически-серьёзных шагов, создание необыкновенно сложных, громоздких, чиновничье-безжизненных учреждений контроля, которые насквозь зависимы от капиталистов и ровнёхонько ничего не делают и делать не могут. Единственной помехой осуществления контроля было и остаётся то, что контроль обнаружил бы бешеные прибыли капиталистов и подорвал бы эти прибыли.
Вот главнейшие меры контроля.
1.Национализация банков
2.Национализация синдикатов
3.Отмена коммерческой тайны.
4.Принудительное объединение в союзы промышленников, торговцев и хозяев вообще
5.Принудительное объединение населения в потребительские общества

Банки представляют из себя центры современной хозяйственной жизни. Никакой действительный контроль за отдельными банками и их операциями невозможен, ибо нельзя уследить за теми сложнейшими, запутаннейшими и хитроумнейшими приёмами, которые употребляются при составлении балансов, при основании фиктивных предприятий, при пускании в ход подставных лиц, и так далее и тому подобное.
Только при национализации банков можно наладить на деле, а не на словах, регулирование экономики, которое иначе осуждено неминуемо оставаться министерской фразой для надувания простонародья.

Банки и крупнейшие отрасли промышленности срослись неразрывно. Это значит, что нельзя национализировать только банки, не делая шагов к созданию государственной монополии торговых и промышленных синдикатов.
Возьмите нефтяное дело. Пара нефтяных королей – вот кто ворочает миллионами и сотнями миллионов, занимаясь собиранием сказочных прибылей с дела, уже организованного фактически, технически в общегосударственных размерах. Национализация нефтяной промышленности возможна сразу и обязательна для государства, когда оно переживает величайший кризис, когда надо повышать производительность труда и увеличивать производство топлива.

Без отмены коммерческой тайны контроль за производством и распределением останется пустейшим посулом, потребным только для надувания трудящихся классов. В крупном хозяйстве операции всё равно известны сотням и более лиц. Закон, охраняющий коммерческую тайну, служит не потребностям производства или обмена, а спекуляции и наживе, прямому мошенничеству. Весь вопрос о контроле сводится к тому, кто кого контролирует.

Принудительное объединение в союзы есть необходимое условие сколько-нибудь серьёзного контроля. Осуществление этого объединения должно быть возложено на самих промышленников. Целью объединения является установление полнейшей, строжайшей и подробнейшей отчётности, а главное, ответственности по круговой поруке, все за одного, один за всех, всем своим имуществом. Чем беднее страна, тем насущнее необходимо принудительное объединение.

Реакционное государство регулирует потребление такими мерами, которые безусловно необходимы, чтобы прокормить народ, не посягая на действительное регулирование потребления в смысле контроля за богатыми.
Принудительное объединение всего населения в потребительские общества обеспечивает полный контроль за потреблением. Потребление богатых должны контролировать бедные классы населения [7].

2. Государственный капитализм в России начала ХХ века


Казалось бы, что объединение под руководством государства всего хозяйства должно ослабить борьбу капиталистов между собой, привести к плановому хозяйству, к мирному изживанию противоречий капитализма. Но в действительности возникновение и развитие финансового капитализма и государственного капитализма ведет к борьбе между более крупными организмами, более мощными, чем прежние отдельные предприятия. А столкновение национально - капиталистических организмов влечет за собой войну или тяжелые периоды хозяйственной депрессии. Отсутствие конкуренции внутри отдельных отраслей производства ведет к безудержной монополии на рынке и росту цен.
Государственный капитализм является самой совершенной формой капиталистического хозяйства, так как дает возможность бороться крупному капиталу с мелким в более благоприятных условиях, при которых на его стороне оказывается не только экономическая мощь, но и политическая организация и сила государства. Фактически государственный капитализм является организацией верхушки буржуазии, которая владеет крупнейшими банками и через них фактически подчиняет себе все производство и торговлю.
Такой процесс объединения сильнейшей части буржуазии вокруг государственной власти наиболее целесообразен, так как обеспечивает наибольший успех в борьбе не только с частным капиталом внутри страны, но и в мировом масштабе, а это еще более важно. Здесь „экономика" органически сливается с „политикой".

Государственный капитализм в капиталистическом хозяйстве представляет собой сращивание буржуазного капитала с буржуазной властью на основе эксплуатации рабочего класса, чего не может быть, конечно, в советском государстве. В капиталистическом государстве государственный капитализм образуется через передачу буржуазией части своих функций буржуазному государству. У нас же наблюдается процесс обратный — мы сдаем в аренду и на концессии предприятия и районы, которые принадлежат государству, которые являются его собственностью.

Нельзя огульно смешивать в одну кучу под общим названием „государственного капитализма" те части хозяйства, которые мы действительно используем для борьбы за социалистическое хозяйство (кооперация), с теми, которые являются государственным хозяйством, тем не менее сейчас сданы частному капиталу и фактически могут быть использованы против нас. В самом деле, мы по разному должны относиться к кооперации и арендованному у нас предприятию. Первую мы должны использовать, поддерживая, а второе мы терпим временно до тех пор, пока сами не сможем взять производство в свои руки.

И в то время, как все внимание крупного капитала, владеющего политической властью, направлено на усиление своего экономического и политического могущества для борьбы с другими подобными организациями — в это время в стране через государственный капитализм создается постепенно единое плановое хозяйство, задачей создания которого является постепенное раскрепощение труда, замена живой силы силой машины, наибольшее удовлетворение всех потребностей трудящихся. Путь развития нашего государственного капитализма следующий: государство овладевает важнейшими отраслями хозяйства — крупной промышленностью, регулированием денежного обращения, путями сообщения, внешней торговлей. Все эти отрасли оно строит так, чтобы постепенно в борьбе на хозяйственном фронте разрушить частный капитал, подчиняя его себе. Организуя государственную промышленность и крупные производственные объединения, государство постепенно расширяет их, как путем присоединения новых фабрик и заводов, так и через объединение в более крупном масштабе. Эти объединения монополизируют производство, дают возможность регулировать цены на товары, подчиняют сельское хозяйство, которое, по мере расширения производства и удешевления товаров, полностью зависит от производства городских товаров.
Теперь государство создает органы, которые должны регулировать все хозяйство, и наряду с ними учреждает и такие органы, которые непосредственно управляют государственными предприятиями.

Мы должны, как и капиталистическое хозяйство, накоплять капитал, увеличивать материальный фундамент всего нашего хозяйства.
А это возможно при том условии, если мы будем иметь в своем хозяйстве расширенное воспроизводство, т. е. не будем потреблять все накопляемое в труде богатство, а накоплять его, расширяя постепенно производство и переводя промышленность и сельское хозяйство на более высокую техническую базу. Накоплять мы можем двумя путями: через получение прибавочного продукта из государственного хозяйства и через извлечение путем налогов части доходов крестьянства и буржуазии.
Налоги на буржуазию должны будут возрастать по мере того, как наш собственный хозяйственный аппарат будет крепнуть и экономически окажется способным заменить частный капитал; отношение же к налогам на крестьянство должно быть совершенно иное: доход, который государство будет брать с крестьянского хозяйства, будет возвращаться этому же крестьянству в форме сельскохозяйственного кредита, основного капитала кооперации и т. д. Здесь государство в значительной степени будет выступать, как регулирующий центр, который организует мелкий крестьянский капитал, концентрирует распыленные средства и в виде крупного капитала через кооперацию отдает крестьянству, заставляя его тем самым идти по пути технического усовершенствования своего хозяйства и коллективизации его [8].

Одна из теорий объясняет поражение социализма в СССР и все проблемы советского периода тем, что в СССР был не социализм, а госкапитализм.
Между тем, экономический строй в стране определяется не тем, каким словом его хотят называть руководители государства, а реально существующими в обществе производительными силами и производственными отношениями.
С точки зрения рабочего социализм от капитализма отличается только одним: при капитализме прибавочный продукт, произведенный рабочим, идет в карман капиталисту, при социализме он идет в карман государства, целиком расходуется на расширенное воспроизводство и возвращается к рабочему в виде улучшения его жизни, улучшения условий труда и т.п. Т.е. при социализме отсутствует эксплуатация (если конечно не считать эксплуататорами своих потомков). В остальном порядки на производстве сохраняются.
Негодяи коммунисты Б.Соловьев и С.Соловьев, полемизируя с таким же негодяем коммунистом С.Губановым, договорились до того, что «крупнейшим пороком советского строя времен КПСС было неоправданно большое количество научных и инженерных работников», «подавляющее большинство советских ученых и инженеров были дармоедами, ни за что получающими зарплату», которые и стали могильщиком советской системы.
Но, даже коммунисты не отрицают (роли ГК в развитии страны)…
Марксистская теория, несомненно, верна и выдержала испытание временем. Выводы были сделаны неверные. Рабочий класс был передовым классом только в голове Маркса с Энгельсом. Коммунисты правы в том, что недооценили роль интеллигенции, опоздав лет на сто. Рабочий класс – придаток машины – не способен к развитию самого себя и тем более не может быть заинтересован в «развитии производительных сил». Возможно, роковую роль в назначении на роль передового класса пролетариата сыграла его численность. Для Маркса простительно, но сейчас очевидно это заблуждение. Восстания рабов никогда не приводили и не приведут к созданию государства рабов. Придатки машин претендуют на роль правящего класса только (в мозгах коммунистов)
Пролетариат так же заинтересован в развитии производительных сил, как и молочная корова в увеличении надоя.

Воры, увы, имеются в любой стране, их наличие не меняет сущности экономического строя. Более того, как раз советская система и накладывала серьезные ограничения на возможности личного обогащения. Частная же собственность не имеет никаких ограничений. Поэтому верхушка КПСС и повела страну к реставрации капитализма, опираясь на недовольство народа недостатками советской системы.
Современный мир - это единое общемировое капиталистическое хозяйство. Государственные границы существуют не для того, чтобы отделить одних капиталистов от других, а для того, чтобы корпорациям можно было поддерживать разный жизненный уровень работников на различных участках своего хозяйства, тем самым обеспечивать себе максимальную прибыль [9].

3. Современный государственный капитализм

Финансовый кризис 2008–2009 гг. заставил многие развитые страны мира увеличить долю государства в частных корпорациях. Волна частичной национализации совпала с широкомасштабной экспроприацией частной собственности в развивающихся странах — Венесуэле, Боливии, Эквадоре и Аргентине. Является ли это сигналом к возвращению государственного капитализма? И означает ли такое возвращение поворот к практике крупных неэффективных предприятий, как это утверждают критики госкапитализма?

Начавшие возникать новые государственные предприятия и предприятия с государственной поддержкой, или национальные чемпионы, превратились в серьезных глобальных конкурентов. Государственный капитализм становится новым вызовом современной экономике, используя преимущества открытых свободных рынков и в то же время закрывая ключевые сектора национальной промышленности.
Рост государственных корпораций и усиление их позиций в мировых рейтингах фиксируют такие источники, как «Forbes» и «Fortune». В 2005 г. число государственных компаний среди 500 крупнейших корпораций мира в списке журнала «Forbes» составляло 67; к 2011 г. оно увеличилось до 106. В 2012 г. в списке ведущих двадцати глобальных компаний этого журнала было 6 государственных корпораций, в то время как в 2008 г. – ни одной. Только за период с 2004 по 2008 г. среди 2000 глобальных компаний появилось 117 государственных предприятий из Бразилии, России, Индии и Китая. Одновременно 239 корпораций из США, Японии, Великобритании и Германии покинули этот список. Доля этих компаний в рыночной капитализации развитых стран снизилась за тот же период с 79 до 50% . Также являются государственными 13 крупнейших мировых нефтяных компаний, на которые приходится три четверти мировых запасов нефти.

Государственный капитализм может с полным основанием зачислить в свой актив наиболее успешную крупную экономику мира. Китайское государство – крупнейший акционер 150 ведущих корпораций страны, оно руководит еще тысячами компаний. В результате за последнее десятилетие ВВП страны более чем утроился. А решена ли задача удвоения ВВП России, поставленная В.Путиным в 2003 году? [  ]
Помимо Китая и ближневосточных нефтедобывающих стран, одним из наиболее интересных приверженцев государственного капитализма является Бразилия – демократическая страна, обладающая многими чертами англо-саксонского капитализма. Из-за неразвитости рынков капитала бразильские компании, как правило, не горят желанием инвестировать средства в новое производительное оборудование. В этих условиях государственные холдинги обеспечивают их необходимыми средствами. Миноритарное владение имеет несколько преимуществ. Прежде всего, оно ограничивает возможности государства использовать компании в качестве инструмента социальной политики, поскольку частные акционеры могут заблокировать такие решения. В то же время эта модель позволяет оказывать влияние на большее число компаний.
Еще одной страной с давней практикой государственного капитализма является Южная Африка (пятый член известной группы BRICS). Огромная часть ключевых отраслей инфраструктуры этой страны (железные дороги, порты, аэропорты, выработка и передача электроэнергии, коммунальное хозяйство, радио) находится в руках государства или государственных компаний.
Государственный капитализм находится на марше, переполненный денежной наличностью и поощряемый кризисом на Западе. На государственные компании приходится 80% стоимости фондового рынка в Китае, 60% в России и 40% в Бразилии

Государственный капитализм был везде и так же давно, как сам капитализм. Любая экономика полагалась на государство для того, чтобы придать толчок своему развитию. Государство во многих странах активно поддерживало частные компании, производящие общественно значимые товары и услуги.
Вместо стимулирования конкуренции многие страны позволили государственным предприятиям функционировать в режиме монополий или олигополий. Однако, не встречая рыночной конкуренции, государственные предприятия все чаще оказывались неэффективными. Они активно использовались в качестве инструмента страхования от безработицы, нанимая персонал без производственной необходимости. Субсидии начали предоставляться без учета эффективности использования государственных средств, а коррупция стала почти повсеместным явлением.
С кризисом 2008 г., триумф эры свободного рынка подошел к концу. Кризис либерального капитализма еще более усугубился с появлением серьезной альтернативы: государственного капитализма, который старается создать сплав преимуществ государства с преимуществами капитализма.

В широком смысле под государственным капитализмом понимается влияние государства на экономику как в форме владения мажоритарными или миноритарными пакетами акций компаний. Государственный капитализм – это система, в которой государство применяет различные формы государственных предприятий для управления процессом использования ресурсов, а также для создания большого числа новых рабочих мест. Государство помогает частным компаниям занять доминирующие позиции в определенных секторах экономики.
Современные государственные предприятия можно разделить на два больших разряда: государственные предприятия и компании и государственные холдинговые компании.
К первому разряду относятся предприятия и компании, в которых государство выступает в качестве мажоритарного собственника и управленца. Государственные компании рассматриваются в качестве предприятий, поскольку должны эффективно производить и продавать товары и услуги. Этим они отличаются от других государственных образований, призванных предоставлять общественные услуги (суды, национальные системы здравоохранения и др.), которые часто не имеют корпоративных форм и напрямую зависят от распоряжений государства.
В компаниях с мажоритарным владением государство обычно осуществляет свой контроль, назначая менеджеров и совет директоров. В некоторых компаниях в качестве президентов работают представители соответствующих министерств.
Государственный капитализм охватывает и большое число компаний формально частных, но получающих, прямо или косвенно, огромную поддержку от государства. Поскольку государственные банки и банки развития широко используются в качестве источников долгосрочного капитала для частных компаний, нет ничего удивительного, что они принимают участие в управлении этими компаниями.

Государственным контролем считается владение государством 10 и более процентами голосующих акций предприятия или участие в нем в качестве крупнейшего акционера. При этом государство может выступать в национальных, региональных, провинциальных и муниципальных формах. В 2010г. в мире было зафиксировано 650 государственных транснациональных компаний, насчитывающих 8500 зарубежных филиалов. 19 из них входят в список 100 крупнейших мира. Крупнейшие 15 государственных транснациональных корпораций – известные и хорошо узнаваемые бренды.

Почему же государственный капитализм до сих пор существует и даже получает все более широкое распространение? Есть несколько объяснений этому феномену.
Прежде всего, государственный капитал является важным инструментом исправления «ошибок» рынка, нарушающих оптимальность производительных инвестиций. В настоящее время известны два источника таких «ошибок». Один из них связан с рынком капитала. В странах с плохо развитым финансовым рынком существует острый дефицит частных инвестиций, особенно в случаях необходимости реализации долгосрочных проектов с долгим периодом окупаемости.
Второй источник «ошибок» рынка связан с проблемами координации. Частное инвестирование в промышленное предприятие будет более эффективным, если имеются дешевое сырье и эффективная транспортная инфраструктура. Для стимулирования экономического роста в цепочках добавленной стоимости должны постоянно создаваться прямые и обратные связи.
Проблемы координации обостряются в условиях неразвитых финансовых рынков. Если бы частный капитал наличествовал в достаточных размерах, государство могло бы стимулировать создание новых отраслей просто с помощью дифференцированных налоговых режимов и временной защиты рынка. Однако в условиях недостатка частного капитала для стимулирования взаимодополняющих инвестиций требуется прямое или косвенное вложение государственного капитала.
Неразвитый фондовый рынок не только затрудняет компаниям получение необходимого капитала, но и лишает инвесторов корпоративной информации, требуемой для мониторинга деятельности компании и ее менеджмента. Таким образом, предприятия с мажоритарным участием государства, как правило, доминируют в экономике на этапах становления фондового рынка. Ряд исследований (в частности, по Индии) свидетельствует, что в странах с неразвитым фондовым рынком частные компании не обязательно оказываются эффективнее государственных. Свободное от задач максимизации акционерной стоимости государство может ставить перед собой долгосрочные цели развития, которые не интересуют частных инвесторов, преследующих получение краткосрочной прибыли.
В исследовании американского Национального разведывательного совета отмечается, что государственный капитализм эффективен для мобилизации государством средств и ресурсов, необходимых для развития ключевых отраслей.
Сегодня государственный капитализм не тот, что был прежде. Только единицы государственных предприятий до сих пор отчитываются напрямую перед министрами правительства. В большинстве стран государство предпочитает осуществлять контроль с помощью владения акциями: оно становится наиболее значимым акционером во всех развивающихся странах.
В этих условиях вызывает определенное недоумение новая программа приватизации государственных предприятий в России. Государственный бюджет страны сегодня не испытывает потребности в притоке средств от приватизации, как, например, в Греции.
В России общественности не объясняют необходимость и спешность такой приватизации. Есть лишь некая абстрактная идея, что присутствие государства в экономике должно быть минимальным, поскольку якобы частные компании эффективнее государственных; что частный бизнес – это фактически синоним конкуренции и, следовательно, снижения себестоимости и потребительских цен, обновления производства и всеобщего процветания. При этом, как правило, не приводится никаких статистических и экономических расчетов и предлагается верить на слово.
Что касается конкуренции, снижения цен и всеобщего процветания, то у всех еще в памяти реформа РАО ЕЭС, которая проводилась под этими же лозунгами. Теперь, когда приватизация состоялась, а тарифы на электроэнергию растут ежегодно на десятки процентов, об этом вспоминать как-то неудобно. Не очень-то падают и цены на бензин после приватизации нефтедобывающих компаний в 1990-е годы. Но главные риски предстоящей приватизации заключаются в том, что компании перестанут решать содержательные государственные задачи, и грандиозные планы модернизации экономики страны могут оказаться под большим вопросом [10].

Заключение.


Свободная конкуренция порождает концентрацию производства, а эта концентрация ведёт к монополии. Государство как официальный представитель капиталистического общества вынуждено взять на себя руководство производством. Эта необходимость превращения в государственную собственность наступает прежде всего для крупных средств сообщения: почты, телеграфа и железных дорог.
Чем больше производительных сил возьмёт государство в свою собственность, тем полнее будет его превращение в совокупного капиталиста и тем большее число граждан будет оно эксплуатировать.
Организуя государственную промышленность и крупные производственные объединения, государство постепенно расширяет их через объединение в более крупном масштабе. Эти объединения монополизируют производство, дают возможность регулировать цены на товары.

Достоинства ГМК
Государственный капитализм эффективен для мобилизации государством средств и ресурсов, необходимых для развития ключевых отраслей.
Процесс объединения сильнейшей части буржуазии вокруг государственной власти обеспечивает наибольший успех в борьбе не только с частным капиталом внутри страны, но и в мировом масштабе.
Государственный капитал является важным инструментом исправления «ошибок» рынка, нарушающих оптимальность производительных инвестиций. Одна из них связана с рынком капитала. В странах с плохо развитым финансовым рынком существует острый дефицит частных инвестиций, особенно в случаях необходимости реализации долгосрочных проектов с долгим периодом окупаемости. Вторая «ошибка» рынка связана с проблемами координации. Частное инвестирование в промышленное предприятие будет более эффективным, если имеются дешевое сырье и эффективная транспортная инфраструктура.
Свободное от задач максимизации акционерной стоимости государство может ставить перед собой долгосрочные цели развития, которые не интересуют частных инвесторов, преследующих получение краткосрочной прибыли. Частные компании могут не решать государственные задачи.

Недостатки ГМК
Вместо стимулирования конкуренции многие страны позволили государственным предприятиям функционировать в режиме монополий или олигополий. Однако, не встречая рыночной конкуренции, государственные предприятия все чаще оказывались неэффективными. Они активно используются в качестве инструмента страхования от безработицы, нанимая персонал без производственной необходимости. Субсидии предоставляются без учета эффективности использования государственных средств, а коррупция становится почти повсеместным явлением.
С ростом концентрации банков увеличивается зависимость крупной промышленности от немногих банковских групп. Вместе с этим развивается связь банков с крупнейшими предприятиями промышленности и торговли. Такой банковский капитал при слиянии банков с промышленностью становится финансовым капиталом.
Финансовый капитал, концентрированный в немногих руках и пользующийся фактической монополией, закрепляет господство финансовой олигархии, облагая всё общество данью монополистам. Преобладание финансового капитала над производственным капиталом означает господствующее положение финансовой олигархии.

Список литературы


1. Ежегодное Послание Президента РФ Федеральному Собранию 12.12.2012.
2. Выступление Председателя Правительства РФ В.Путина на пленарном заседании X Международного инвестиционного форума «Сочи-2011» 16.09.2011.
3. Капитал. Раздел 7 глава 24 Историческая тенденция капиталистического накопления. К.Маркс. 1867.
4. Развитие социализма от утопии к науке. Ф.Энгельс. 1880.
5. Империализм, как высшая стадия капитализма. В.Ленин. 1916.
6. Государство и революция. В.Ленин. 1917.
7. Грозящая катастрофа и как с ней бороться. В.Ленин. 1917.
8. Экономическая политика СССР. В.Смушков. 1925.
9. Госкапитализм или социализм? Соловьев Б.С., Соловьев С.Б. 2002.
10. Государственный капитализм на марше. Кондратьев В.Б. Специально для портала «Перспективы». 2012.
11. Ежегодное Послание Президента РФ Федеральному Собранию 16.05.2003.
12. Большая советская энциклопедия. 1969-1978.


ГЛАВНАЯ


Комментариев нет
 
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню